Задеть струны души

Задеть струны души

      Первое мое знакомство с органом состоялось в Будапеште. Гуляя с экскурсией по северной его части Обуда, я случайно забрел в католический собор. На правом высоком берегу Дуная очень много красивейших церквей, соборов, а храм Святого Иштвана просто поражает туристов своей красотой. Это, пожалуй, самый крупный католический собор в столице Венгрии. Стены и колонны храма отделаны мрамором различных пород, интерьер богато украшен изысканной мозаикой, выполненной лучшими венгерскими мастерами. В алтарном пространстве под балдахином на колоннах находится статуя Святого Иштвана, вокруг расположены пять бронзовых барельефов, на которых изображены сцены из его жизни. 
      Вход свободный для всех – и, что удивило: для того, чтобы поставить свечку, не надо ее покупать. Они стоят в коробочке – берешь, зажигаешь и ставишь; рядом стоит ящичек, куда люди по желанию кидают монетки. Я даже не стал брать свечку (все-таки не католик), а просто положил в ящик несколько форинтов. И вдруг с высоты сводов зазвучала органная музыка (видимо, это время органист решил использовать для репетиции), и меня просто парализовало на какое то время. Мелодия накатывала величественными волнами, повторялась и повторялась, и, каждый раз обрастая, как снежный ком, необычными звуками и новыми красками, зачаровывала и завораживала.
      Издавна церковь, храмы, костелы внушали людям их беспомощность по сравнению с всесильной властью Бога. Это выражалось и в том, что церковь строилась на самом высоком месте в округе, и в том, что здание было высоким, и во внутреннем убранстве церкви, для оформления которой приглашались лучшие мастера. И вот, дополнением ко всему этому величию у католиков служит орган. Действительно, человек, входящий в такой храм и слушающий чарующее буйство звуков, чувствует себя маленьким, ничтожным на фоне громады и такой красоты.
      Второй раз все великолепие органной музыки мне довелось услышать в Прибалтике. В пригороде Калининграда, где, отдыхая в пансионате «Янтарный берег», мы были на экскурсии, располагалась церковь, которая использовалась как архитектурный памятник, и где проводились концерты органной музыки, во время которых одновременно можно созерцать красоты старинной архитектуры. Этот концертный вариант гарантирует не только полное погружение в музыку, но и создает впечатление, что слушатель растворяется в царстве световых фантазий и звуков.
      И может потому приезд в Уфу с единственным концертом известного немецкого органиста и клавесиниста Йорга Халубека, удостоенного Первого приза Международного конкурса органистов им. И.С. Баха в Лейпциге подтолкнул меня на очередное посещение Башгосфилармонии.
      …В высоком, кудрявом и немного смущающемся парне, вышедшем на сцену было трудно признать профессора клавесина, органа и исторической исполнительской практики в Университете им. А.Брукнера в Линце и Государственном Музыкальном Университете в Штутгарте. Между тем, музыкант с мировым именем Йорг Халубек является постоянным участником международных органных фестивалей в Германии, Италии, Японии, Норвегии, Великобритании, США и многих других странах. Среди его выступлений особое место занимают концертные серии в Германии на обновленных и реконструированных органах эпохи Барокко мастеров Зильбермана и Хильдебрандта.
     И вот действо началось, над залом полились первые волшебные звуки органа. Чего только не услышишь в этой удивительной игре! Он может низвергать потоки звуков необычайной мощи, подобно автомобильному клаксону или меди духового оркестра, затем создать шаловливую последовательность звуков, напоминающую игру на флейте, может звучать тихо, важно, торжественно, а может тонко и долго играть на фибрах души и настраивать на размышления земного бытия. В один момент чувствуешь себя Богом, парящим над огромной планетой, в другой – мизерной песчинкой в необъятной Вселенной.
       Полуторачасовой концерт прошел, что говорится, на одном дыхании. В программе прозвучали сочинения Баха – Прелюдия и Фуга Ми-бемоль мажор, Фантазия цикла „18 Лейпцигских хоралов“, Канонические вариации на рождественскую тему, а также произведения С. Франка – Андантино и Большая симфоническая пьеса. Каждое выступление заканчивалось долгими продолжительными аплодисментами и удовольствие от концерта получили все – от начинающих знакомство с органной музыкой до настоящих гурманов.
      А по окончании этого удивительного вечера мне удалось задать органисту несколько вопросов.
       – Господин Йорг, в детстве вы начинали играть на фортепиано, почему дальше отдали предпочтение именно органу? 
       – Орган – королевский инструмент. Я увлекся им еще в младенчестве, когда впервые услышал его звуки в ближайшем соборе города. И уже тогда понял, что обязательно буду играть на инструменте, который сумел подчинить себе все оркестровые инструменты. Орган – это грандиозность, мощь в звучании тембров, величие в экспрессии чувств. У меня были хорошие учителя. Я занимался в Штутгартской Высшей школе музыки у Юна Лауквика (орган) и во Фрайбургской Высшей школе музыки у Роберта Хилла (клавесин), затем совершенствовался в Базельской академии музыки.
      – В вашем репертуаре всегда превалирует Бах. В музыкальном мире часто говорят о некой тайне этого великого композитора. Она действительно есть?
      – Я просто уверен, что она существует. Потому что ни до него, ни после еще не родился музыкант, который написал бы такое количество стопроцентно гениальной музыки. А если учесть, насколько он вперед забежал в своих идеях относительно формы произведения, сложности полифонии, то начинаешь думать, что он человек иного высшего мира и его творения ему кто-то диктовал сверху.
      – В западной музыкальной традиции орган неотделим от церковных обрядов. Он звучит при крещении, венчании, прощальном молебне. А приходилось ли вам играть в соборе? И есть ли отличие в игре перед публикой в концертном зале?
      – Несомненно, приходилось, более половины концертов проходят в соборах. Например, уже 20 февраля я буду выступать в Римско-католическом кафедральном соборе Москвы. И когда музыкант играет на органе в соборе, он ведет диалог не только с собой или со слушателями, но и со стенами, которые хранят звуки, отголоски древних времен. Это инструмент без времени и амбиций – это душа человека и его диалог с Богом. А орган при этом передает палитру человеческих чувств. Иоганн-Себастьян Бах считал, что там, где звучит духовная музыка, присутствует Бог.
      – То есть музыка может лечить душу, помогает человеку в его становлении? 
      – Да, я твердо убежден, музыка может исцелить душу, очистить ее от скверны, дурных мыслей. И пусть музыка абстрактна, мы не можем прикоснуться к ней руками, не можем увидеть ее, но она выполняет свою главную задачу – задеть струны души человеческой, принять участие в любой ситуации. В беде – утешить, приободрить, в болезни – дать веру, надежду, в счастье – придать полноту чувствам, разделить его с другими.
     – Спасибо за беседу, успехов вам в вашем творчестве!
      Что интересно, в зале было очень много молодежи. И это не может не удивлять и не радовать. Великому искусству все возрасты покорны. Одна семья привела на концерт двух очаровательных девочек лет семи и девяти, одетых, как и полагается в таких случаях, в вечерние наряды. После концерта они первыми выбежали на сцену и от всей души подарили Йогру маленькую мягкую игрушку – серенькую мышку с большими черными глазами- бусинками, которой органист был искренне рад. Довольны были и девочки. Они с удовольствием сфотографировались и даже пытались общаться с мастером.
      Поняли ли они музыку органа? Может быть, и нет… Наверное, это не так важно – понимание все равно придет. Но первое впечатление, самое яркое и незабываемое, навсегда остается в душе взрослого или ребенка, став тем толчком, который и приведет его в высокий мир музыки.
Василий Коровкин
газета “Истоки”
http://www.bashgf.ru
www.principal.su
 

Comments are closed.