Лицо с обложки июльского номера журнала «Королевские ворота» – Вера Таривердиева, в самом конце прошлого года ставшая главой доминантной культурной точки Калининграда.

В интервью журналу она не только как новый генеральный директор, но и как музыковед, арт-директор Международного конкурса органистов имени Микаэла Таривердиева и фестиваля «Орган +», президент Благотворительного Фонда Микаэла Таривердиева, рассказала о том, куда развивается Собор, авангарде в музыке и идеях преображения острова Канта.

-В конце 2016 года вы стали директором Кафедрального собора, и позиционирование этого учреждения культуры изменилось. Раньше Собор посещали в основном туристы, чтобы посмотреть на одну из главных достопримечательностей Калининграда. Сейчас там можно встретить публику, которая не просто любопытствует, а любит музыку и искусство. Было ли это частью вашей миссии?

-Мне приятно это слышать. Когда мы собирались с коллективом Собора в первый раз, вместе определили его значение для города — главное культурное место. Несмотря на все происходящее с ним за его огромную историю, Кафедральный собор всегда оставался главным: историческим, архитектурным, культурным. И стал символом судьбы города, его воссоединения и даже истории. Мне бы хотелось, чтобы Собор объединял и собирал людей: тех, кто живет в городе и за его пределами. Собор никому нельзя пропустить, обойти стороной — и мне не удалось. Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева работал с Собором многие годы, практически с даты его основания в 1999 году. Это сотрудничество не всегда было простым, но всегда плодотворным. И проведение финала именно в Соборе придало конкурсу статус одного из самых значительных соревнований по специальности «орган» в мире. Одновременно конкурс тоже проводил мировой промоушн Собору. За годы присутствия конкурса органистов в Калининграде мы завоевали «звание» органной столицы России, если так можно выразиться. Это взаимодействие с городом и всем миром и хотелось продолжать. Ведь Собор — не только выдающийся органный центр, но и удивительное концертное пространство. Здесь готовы выступать все, но мы не можем, к сожалению, всех себе позволить.

-Что нужно сделать, чтобы Калининград стал одним из главных культурных городов России?

-Нужно сформировать и привлечь новую публику, приобщить ее к классической музыке, находиться в диалоге со страной и миром. И необходимо задавать тон в каких-то направлениях. В этом смысле у нас уже есть наработки — наш конкурс, взаимодействие с органистами, лауреатами. Даже сам формат конкурса уже задает тон в органном мире.

-Ждут ли изменения десятый конкурс органистов имени Микаэля Таривердиева? Можно ли подвести какие-то итоги к юбилейной дате?

-Каждый конкурс открывает новых звезд. Знаете, я недавно встречалась с Филиппом Клайсом, его немецкая фирма «Клайс» — одна из лидеров в органостроении. Он прилетел из Бонна в Гамбург на концерт закрытия первого тура нашего конкурса. И у меня была к нему одна просьба. Он ответил мне буквально следующее: «Я бы отказал любому. Но вам — не могу. Вы делаете будущее органного искусства, ваши лауреаты занимают сейчас ключевые позиции в мире». В какой-то степени это преувеличение, но есть в этом и доля правды. Конкурс имени Таривердиева действительно играет большую роль в судьбах молодых музыкантов. На открытии юбилейного мероприятия будут выступать несколько наших лауреатов. Например, Ивета Апкална сегодня просто суперстар, она главный органист гамбургской Elbphilharmonie Hall. Сегодня это самое престижное место работы в мире! Батист-Флориан Марль-Уврар — главный органист знаменитого Парижского собора St. Eustache. Он сменил на этом месте легендарного Жана Гийю, который дважды был на нашем конкурсе. Звезды есть, их можно будет услышать 3 сентября на открытии конкурса. Мы строго держим свой удачно найденный регламент, — с европейским туром в Гамбурге, североамериканским в Канзасе, московским туром, полуфиналом и финалом в Калининграде. А вот фестиваль «Орган+» всегда предлагает разные программы. Я его очень люблю: и наш музыкальный трамвай, и концерты в Депо № 1. В этом году выступит Гоша Куценко с ансамблем солистов Калининградского оркестра народных инструментов, покажет свой фильм «Со мною вот что происходит». Всю программу мы посвятим 90-летию Эльдара Рязанова. С авторским концертом приедет композитор с мировым именем Леонид Десятников и будет выступать у Фридрихсбургских ворот.

 

Вера Таривердиева и члены жюри и участники IX Международного конкурса органистов имени Микаэла Таривердиева: Мартин Джин (США), Эрвин Вирзинга (Нидерланды), Рио Хитрое (Япония), Александр Князев (Россия), Джереми Джозеф (ЮАР—Австрия), Вилле Уронен (Финляндия), Алексей Панов (Россия), Лада Лабзина (ответственный секретарь жюри, победительница II конкурса имени Таривердиева, Россия), Мария Лебедева (третья премия IX конкурса, Россия), Икуе Миками (первая премия IX конкурса, Япония)

Вера Таривердиева и члены жюри и участники IX Международного конкурса органистов имени Микаэла Таривердиева: Мартин Джин (США), Эрвин Вирзинга (Нидерланды), Рио Хитрое (Япония), Александр Князев (Россия), Джереми Джозеф (ЮАР—Австрия), Вилле Уронен (Финляндия), Алексей Панов (Россия), Лада Лабзина (ответственный секретарь жюри, победительница II конкурса имени Таривердиева, Россия), Мария Лебедева (третья премия IX конкурса, Россия), Икуе Миками (первая премия IX конкурса, Япония).

 

-Десятников — авангардный композитор. Современное искусство может появиться в Соборе, его ведь не так просто понять и принять?

-Современное искусство в Соборе уже есть. Любая интерпретация Баха — это тоже современное искусство. Потому что это делает человек, который живет сегодня и переживает Баха здесь и сейчас. Мы сотрудничаем с современными композиторами и современными художниками, фотографы выставляются в наших залах. Работаем с авангардным искусством. Не так давно вместе с Центром современной музыки проводили концерт, на котором звучала музыка Шнитке, Денисова, Губайдулиной, Сильвестрова — признанных — уже можно так сказать — классиков музыкального авангарда. Я боялась, что публики не будет. Но концерт прошел замечательно.

-Авангардные художники по-другому смотрят на многие вещи в искусстве. Новатором своего времени можно назвать и Микаэла Таривердиева. Вы продолжаете его философию?

-Каждый серьезный художник по-своему смотрит и слышит. Для меня мир Микаэла Таривердиева, его слушание, новизна и совершенно своя авангардность очень близки. Конечно, он, его музыка и взгляды не только повлияли, но и сформировали меня. Одна из сильнейших сторон его философии, которой я бы очень хотела соответствовать, — это любовь и внимание к другому таланту. Не случайно он был художественным руководителем программы «Новые имена». Благодаря ей мы имеем блестящую плеяду выдающихся исполнителей. В их числе Мацуев, Гиндин, Андрианов, Огринчук, Федоров, сестры Самуил — я могу продолжать называть громкие имена. Микаэлу Леоновичу было свойственно редкое качество для композитора — искренняя любовь к коллегам, к тем, кого он ощущал близкими и восхищался. Среди них был и Леонид Десятников. Интеллектуальное, ироничное и вместе с тем трогательное звучание десятниковской музыки кровно связано с большим стилем предыдущих эпох. И вместе с тем это то новое, что могло появиться только в новом времени. Десятников уникальным способом стал классиком постмодернизма. Парадоксальным сочетателем и сочинителем звучащего на самых высоких нотах нового пространства.

-Орган в Калининграде любят, но для многих он остается инструментом загадочным и не всегда понятным, как и его музыка. Стояла ли перед вами задача сделать его понятнее и даже — проще, чтобы сделать популярнее?

-Я люблю стихотворение Бродского, в котором есть такая строчка: «В каждой музыке — Бах, в каждом из нас — Бог». И это сущая правда. Я люблю смотреть на лица людей, часто неофитов, приходящих в наш большой концертный зал. Как они слушают Баха! И видно сразу то самое, о чем написал Бродский. Мне хочется всем родителям, которые хотят, чтобы их дети были хорошими людьми, посоветовать учить музыке. Дети, в которых Бах проявлен более определенно, совсем другие. Недавно к нам приходили дети из гвардейской школы имени Таривердиева. Мы им показывали орган, разрешили потрогать и послушать клавесин. Они были в восторге. Уверена, они станут нашими слушателями и будут посещать концерты абонемента «Детский мир». Пять таких абонементов этой школе подарил Александр Торба. Первый абонемент купил врио губернатора Антон Алиханов для своей семьи. Мы хотим сотрудничать и с другими музыкальными школами, и просто со школами, и с Музыкальным колледжем, и с БФУ имени Канта. Мы хотим, чтобы к нам все приходили. Моя позиция — каждый человек нуждается в прекрасном. Классику нужно стараться делать привлекательной, и мы стараемся.

 

-Организовывая концерты именитых музыкантов на площадках города, пришлось ли вам ломать местные стереотипы восприятия подобных мероприятий?

-Мы как раз занимаемся тем, что пытаемся ломать стереотипы: внутри команды Собора, и в городе. Пока мы их не сломали, и я понимаю, что на это уйдет немало времени. С момента моей работы в Калининграде мне не удалось сломать многое. Иногда даже невозможно искоренить мелкие детали, так, многие годы конкурс называли фестивалем. А когда появился фестиваль «Орган+», то его вдруг стали называть конкурсом.

-В июне этого года состоялось первое заседание Художественного совета с поразительным составом участников. Скажите, зачем понадобился подобный коллективный орган и как удалось привлечь, заинтересовать его участников?

В Художественный совет вошли представители калининградской творческой интеллигенции и приглашенные звезды. Для чего нужен совет? Собор — собирает, совет — советует. Хотелось бы вовлечь в жизнь Собора разных людей, чтобы знать их точку зрения. Владимиру Федосееву возглавить совет предложил Андрей Ермак, — он пока думает, справится ли. Его я знаю много не просто лет, а десятилетий. Я видела, как он строил Большой симфонический оркестр, который стал носить имя Чайковского. Мне он близок как музыкант, человек, деятель. Так же и с Денисом Мацуевым, Александром Князевым, Мартином Хазельбеком. Нам необходим дружественный, авторитетный взгляд со стороны. Собор с историческим и мировым значением этого заслуживает.

-Какие изменения ждут Музей Иммануила Канта?

-Это одна из доминант жизни Собора. Но концепцию музея нужно менять, сделать ее более современной, особенно в связи с приближением юбилея Иммануила Канта. В 2024 году именно Собор, где находится захоронение философа, станет центром этого события. И одному только Собору не под силу сделать правильные, точные и все необходимые шаги в этом направлении. Мы очень рассчитываем на взаимодействие с правительством Калининградской области, с БФУ имени Канта и со всеми, кто может этому процессу содействовать.

 

 

-Кафедральный собор — это не только площадка для концертов, но и территория ландшафтного парка. Появились программы для речных прогулок, исчезли решетки на макетах Собора. Пространство продолжит меняться?

-Есть разные идеи преобразования пространства Острова. И здесь та же история, что и с музеем. Мы это обсуждали с главным архитектором Калининграда Вячеславом Генне и пришли к выводу, что нужен международный, открытый конкурс. Нужно выбрать лучшее решение не кулуарно, а публично. Тогда мы сделаем то, что нужно городу, Собору, Острову, всему миру. Мы хотим принести жизнь на Остров. Чтобы события проходили не только в Соборе, но и вокруг него. С такой философией мы попытались сделать Музейную ночь, и у нас получилось. В середине июля будем проводить «Дни шоколада»: будет много шоколада, людей, которые его делают, и музыка. –

-Вам, как любому учреждению культуры, необходимо зарабатывать деньги, чтобы развиваться. Но при этом необходимо соблюсти баланс миссионерства и коммерции. Удается?

-Это сложный вопрос. Наше «Государственное учреждение культуры «Кафедральный собор» очень малобюджетное, почти на все приходится зарабатывать. Мы не можем устраивать эстрадные концерты, да и мест в Соборе не так много. Пока самыми доходными являются дневные органные концерты титулярных органистов. Собор никто из приезжих не обходит стороной, это и есть наш баланс.

 

 

-Говорят, что ничего нельзя сделать без людей и денег. Согласны вы с этим высказыванием, и чего вам больше не хватает: первого или второго?

-В Соборе работают очень хорошие люди. Есть те, кого я позвала, и рада, что они согласились. Но нам вместе многому нужно учиться. Я ведь никогда не была начальником и не умею им быть, как и подчиненным. В этом есть плюсы и минусы. А денег всегда мало. Очень мало. А амбиции у нас ого-го! В будущем году отмечаем 10-летие органа. Выступают десять органистов, специально для этого концерта Александр Чайковский пишет сочинение, который будет исполнять Владимир Королевский. Юбилей органа мы будем отмечать весь год, летом привезем большую картину из Третьяковки и сделаем «Фестиваль одной картины». Директор Третьяковской галереи Зельмира Трегулова поддержала эту идею. Три дня в Соборе уже провела главный хранитель Третьяковки. И этот проект без помощи и поддержки мы сами не потянем. А очень хочется его сделать и соотносить себя с миром. Что это значит? Видеть не просто Остров, а Остров как часть большой земли. Музыка дает возможность ощутить Вселенную, дает чувство бесконечности. Вот что для меня означает быть в диалоге с миром.

-О чем вы мечтаете, находясь в зале Кафедрального собора?

-В Соборе я по большей части думаю или общаюсь. А мечтаю, когда слушаю музыку, и не внизу, а наверху, у органа. Тогда мечтаю о Бахе и о Боге в каждом из нас. И о том, чтобы Моцарт, Моцарты всегда побеждали.

 

Фото: Юлия Алексеева

 

https://www.tvoybro.com

 

 

www.principal.su

 

Comments are closed.